Шумно отгремел День Победы, прошли парад и акция «Бессмертный полк», показывали салют и военные фильмы, превратившиеся из черно-белых в цветные. В День Победы 9 мая лесной массив около нашего дома был густо облеплен «пикникующими», которые оставили после себя очередные кучи мусора. К вечеру число выпивших и откровенно пьяных достигло максимума. С георгиевскими ленточками, облаченные в гимнастерки и пилотки, с бутылками в руках, граждане смотрели салют, выкрикивая порой нецензурную брань, но, в целом, радовались, — красиво же!

Наверное, нет ни одной семьи, которую бы не затронула Великая Отечественная война. И если раньше пышных торжеств не устраивали, а тихо собирались на кухнях и вспоминали тех, кто не вернулся домой, то теперь День Победы стал олицетворением грандиозного праздника, когда принято ликовать, носить ленты и военную форму. Шумный, пафосный, напоминающий браваду, демонстрирующий оружие на главной площади страны.

Моих прабабку и бабушку, живущих в украинской деревне, война пощадила. А вот их отцов, дедов, мужей, братьев и сыновей – нет. С войны они домой не вернулись.  В детстве на меня огромное впечатление произвели две книги: «Четвертая Высота» и «Дети-герои», и я, вдохновленная их подвигами, расспрашивала бабушку как им удалось выжить, и не обижали ли их немцы. Баба Катя вздыхала, и отвечала: «не обижали». Немцы заняли их село, а женщины и девочки стирали им одежду, готовили еду, ухаживали за скотиной и птицей, пололи огород, — словом, жили своей обычной сельской жизнью. Повзрослев, я поняла почему бабушка не очень охотно говорила о войне. Разве у них был выбор? За ними стояли их дети, и отказаться нельзя, иначе – убьют. Им приходилось выживать ради детей, ради себя, и это не героизм, но место подвигу найдется точно.

С каждым годом все меньше остается живых свидетелей войны – ветеранов. Почему у нас получается так, что о них вспоминают накануне Дня Победы, а целый год они фактически предоставлены сами себе? Многие из них уже не могут передвигаться, ухаживать за собой. Да, практически всех ветеранов обеспечили жильем,  в этом году правительство вручило каждому 10 тысяч рублей. Может быть, вместо парадов и празднования на широкую ногу нужно обеспечить ветеранов качественным медицинским обслуживанием, организовать для них постоянный уход, реабилитационные программы в санаториях, поездки в кино и в музеи? Внимание уделять не только накануне праздника, а каждый день? В силу возраста участие в парадах ветеранам дается очень тяжело, поскольку пожилому человеку трудно выдержать многочасовое напряжение, однако, они хотят одного – общения и внимания. И регулярные встречи в ветеранских клубах, я думаю, справлялись бы и с этой задачей.

Каждый год в городах России, а теперь и за ее пределами, проводится акция «Бессмертный полк». С большим пафосом рассказывается сколько миллионов людей приняло участие в акции, и, безусловно, большинство из них искренни. Один из основателей «Бессмертного полка» – житель Томска Сергей Лапенков – на мероприятия нынче не ходит.

«Нас три друга. Жили мы тогда в Томске. Занимались журналистикой. В 2011 году на 9 мая мы с семьями отправились к Вечному огню в Томске – там стояли стелы с именами фронтовиков, и мой друг предложил выйти на улицы с портретами своим близких. В 2012 году на нашем сайте мы составили устав, где сформулировали принципы «Бессмертного полка». Указали, что мероприятие не носит политический характер, оно не коммерческое, не может служить площадкой для продвижения политиков и чиновников. Как это ни наивно звучит, мы хотели лишь увековечить память о поколении Великой Отечественной войны. Для нас «Бессмертный полк» – история поколения. Для меня лично многое стало ясно еще в 2014 году, когда я понял, что «Бессмертному полку» хотят любой ценой придать массовость. Тогда в моем родном Красноярске, где организацией занимались наши товарищи, чиновники все-таки умудрились поставить в ряды «Бессмертного полка» школьников и всучить им транспаранты с фотографиями героев войны. С моими ощущениями это никак не вяжется. Так же, как не вяжется Поклонская с иконой Николая Второго в колонне или дети в военной форме. И знаете, почему? Мой дед, Герой Советского Союза гвардии старший лейтенант Лапенков Иван Адамович, ничего про войну не рассказывал бабушке и своим детям. Люди пережили ужас, который не хотели вспоминать. Поэтому для меня 9 мая не предмет бахвальства, а нынешняя бравада, дети в форме — и вовсе для меня оскорбительно и поверхностно. И если бы люди больше говорили о смысле того времени, а не интересовались количеством участников в колонне, тогда сложилась бы другая картина», – рассказал Лапенков изданию «МК».

Дню Победы предшествовали и различные конкурсы патриотической направленности, вплоть до участия детей в инсценировке концлагерей, концерты двухлетних малышей, облаченных в военную форму, марширующих рядом с переделанными под танки колясками. В сети встречаются и фотографии домашних животных, украшенных георгиевскими лентами, и нанесенными в той же стилистике татуировками, и сайты, где продают военную форму любому желающему. Практически все рекламные агентства предлагают заказать у них «портрет деда для «Бессмертного полка», плакаты и листовки, а автосервисы уже который год успешно оформляют автомобили немецких производителей наклейками «1941-1945. Можем повторить», «На Берлин», «Спасибо деду за Победу».

День Победы из «праздника со слезами на глазах» превратился в шоу, где есть место и бизнесу, и агрессии, и даже подрыву моральных устоев. О чем думают родители малышей, когда наряжают их в военную форму, — я не знаю. Наверное, это красиво и потешно. Только война – это не костюмированный праздник, это смерть и ужас, и детям там точно делать нечего. В этот день нужно доставать фотографии погибших родственников, зажигать свечи, поминать их со слезами. Вместо «можем повторить»  — «больше никогда».

Рисунок Александра Макарова