Это я о даже не о власти сейчас, а о нашей стране в целом пишу. В очередной раз у нас случилась трагедия. В этот раз погибли дети, много детей. Общество мгновенно разделилось: на тех, кто ищет правду, и других – кто упрекает в истерике и пиаре на жертвах. Но общее все же есть – скорбь, так как ударило по всем и наотмашь.  В мирное время десятки детей сгорели в одно мгновение, а такое нельзя быстро стереть из памяти никому, у кого нравственные ориентиры и эмпатия пока еще на месте.

Точка невозврата пройдена

Пожар в торговом центре «Зимняя вишня» в Кемерово в очередной раз показал нам всем как власть далека от собственного народа. Между нами и ими давно образовалась огромная пропасть. Не найдя ответов на вопросы кто виноват в том, что десятки детей оказались заблокированы в кинотеатре и сгорели там заживо, люди вышли на стихийный митинг в центре Кемерово. К ним тут же приставили силовиков и ОМОН. Губернатор Тулеев заявил, что это «оппозиционные силы», а не родственники погибших. Я от его циничной лжи впала в ступор. Однако, людям удалось в короткий срок организовать инициативную группу, их пустили в морги чтобы они могли убедиться, что трупов 64 а не 400, как сообщает ряд неподтвержденных источников. Пусть эта чудовищная цифра в четыре сотни не подтвердится, но и эти 64 дико и страшно осознать.

А лисички взяли спички?**

Конечно, в любой трагедии простой обыватель всегда будет винить власти, поскольку привык перекладывать ответственность на кого-то другого, кто «умнее и опытнее». Но, нет, друзья мои, вина нас всех мне вполне очевидна. И это не мальчишки, которые играли с зажигалками и подожгли батут (это одна из версий о причинах пожара), а взрослых, заблокировавших пожарные выходы. Тех, кто закрыл детей в кинотеатре на ключ. Тех, кто не проверял пожарную сигнализацию. Тех, кто строил из этого гадкого и едкого пластика. Тех, кто в погоне за прибылью, просто наплевал на все нормы безопасности. И мы тоже виноваты. Мы соблюдения этих норм не требуем. В свое время я обратила внимание, что в моем доме нет пожарных рукавов, нет сигнализации, нет дымоуловителей, зато есть 24 этажа и одна узкая лестница и лифты, выход к которым мои же соседи закрыли «тамбурными дверями». Тогда я записалась на прием к директору УК, что обслуживает мой дом, и мне клятвенно «обещали обещать» все исправить. А ходила я два года назад, и с тех пор и поныне ничего не сделано. Но я напишу еще и еще, и схожу, и буду требовать соблюдения норм, начну писать в МЧС, подтягивать к борьбе соседей. Потому что я хочу жить.

А где же российский лидер и общенациональный траур?

В первые часы, когда мир узнал о трагедии, стали поступать соболезнования, полетели телеграммы со словами сочувствия от руководителей разных стран. Наш же президент сухо передал пару слов через Тулеева, велел поклониться каждому родственнику, потерявшему родных. Никакого обращения к своему народу, который его выбрал неделю назад, Путин не сделал. Впрочем, он поступает так всегда – отмалчивается. Я думаю, он ждал. Ждал реакции общества.  Затем на третий день прилетел в Кемерово, сходил к мемориалу, положил цветы, провел совещание, в то время как на площади Советов тысячи людей собрались на стихийный митинг, где требовали отставки всех руководителей региона и наказания для виновных в трагическом пожаре. К  людям он, тем не менее, не вышел, заскочил пообщаться с пострадавшими в больницах. И назвал причины пожара – халатность и разгильдяйство. В ряде регионов России руководители сами приняли решение о проведении траурных мероприятий, чего раньше не случалось никогда. Позднее Путин подписал указ об объявлении общенационального траура 28 марта.

Зимняя вишня. Никто ни в чем не виноват ***

Все мы живем в условном торговом центре «Зимняя вишня», и никто не станет нас спасать, и можем выжить если повезет. Наша власть, надо признать, достаточно поднаторела в циничной лжи, но и люди не хотят знать правду. Они ее просто боятся.  В обществе царит атмосфера равнодушия, где очень многие повторяют как мантру «лишь бы не было войны».  Гордятся проводимой правительством гонке вооружений, поощряют военные действия в Сирии. Потому что в Украине не наши дети, и в Сирии тоже, но теперь в огне пожара погибли уже наши дети. Нельзя говорить, что снова мы ничего не можем сделать. Можем. Признать. Каяться. Плакать. Простите нас, пожалуйста. Вечная память.

 

* «Она утонула» (с). В.В. Путин о затонувшей подлодке «Курск». 2000 г.
** «А лисички взяли спички» (с).К. Чуковский. «Путаница». 1914 г.
*** «Зимняя вишня. Никто ни в чем не виноват» (с). Песня А. Варум. 1996 г.