Информационная повестка в нашей стране на этой неделе сложилась нервная. США выкатили санкции российским олигархам, по итогам которых они сразу обеднели на 12 миллиардов долларов только в понедельник. Правительство пообещало компенсировать убытки, ведь «олигархов в России нет», а социальные сети заполнили саркастические статусы с просьбами скинуться и помочь «пострадавшим бизнесменам».

Игры политиков незамедлительно сказались на состоянии экономики: курс рубля стремительно падал, евро вернулся к показателям 2016 года и пробил отметку в 80 рублей. Крупнейшие сети бытовой техники и электроники «Эльдорадо» и «М.Видео» предупредили о росте цен на свои товары. Глава российского Минфина Антон Силуанов заявил, что граждане должны самостоятельно заботиться о достойном уровне своей пенсии через накопительные пенсионные системы и не рассчитывать только на государство. А премьер Медведев, выступая в Госдуме, подчеркнул, что «ситуация в экономике стабильная и поводов для беспокойства нет».

Президент Путин во время встречи с послами 17 стран и вручения верительных грамот отметил, что нынешняя международная обстановка становится «все более хаотичной», что не может не вызывать беспокойства. Часть граждан всерьез заговорила о Третьей Мировой войне, а федеральный телеканал выпустил в эфир сюжет с инструкцией «что взять с собой в бомбоубежище». Правда, через некоторое время сюжет из эфира убрали, но в соцсетях стали разворачиваться нешуточные страсти. Пара моих знакомых пошли покупать бутилированную воду, рис, масло, соль и спички, попутно задавая всем вопрос: а где находится ближайшее бомбоубежище? Друзья из США написали мне, что у них вообще никто не думает о войне, однако, родственники из России уже оборвали им все каналы связи, обеспокоенные перспективами «превратиться в ядерный пепел».

Телеканал РЕН-ТВ опубликовал пресс-релиз, в котором сообщил, что меняет 13 апреля сетку вещания, и намерен весь день показывать документальные фильмы о противостоянии русского оружия и американского. Проект получил название «День последнего противостояния». Проверив телепрограмму, я убедилась, что это не фейк, увы. Протоиерей Всеволод Чаплин, ранее отвечавший за публичные отношения РПЦ и общества, и вовсе написал на своей странице в фейсбуке, что «мы не боимся разрушения крупных городов», посоветовал москвичам и питерцам причаститься, а «глубинная Россия без миллионников, с их кислотной пеной, только лучше жить будет».

На фоне раздувания агрессии в СМИ и соцсетях Госдума приняла в окончательном чтении законопроект, который позволяет судебным приставам ограничивать доступ к интернет-ресурсам за отказ удалять сведения, порочащие честь и достоинство гражданина или деловую репутацию юридического лица. Вчера судья Таганского суда Москвы Юлия Смолина удовлетворила иск Роскомнадзора и постановила заблокировать мессенджер Telegram на территории России. Блокировка Telegram связана с отказом мессенджера передать ФСБ ключи шифрования от переписки пользователей.

Беднее мы стали не только в финансовом плане, но и в информационном. У нас стало нормальным молчать, опасаться открыто выражать свою позицию если она идет вразрез с телевизионной пропагандой, и давать советы «пора валить». Очевидно, что изоляция страны возможна, и нас к этому планомерно готовят. Мы, конечно, можем шутить, что есть голубиная почта, письма в бутылках, способы обхода блокировки, переход в российский интернет «Чебурашка», но опасения вызывают скорость, с которой принимаются решения о всевозможных запретах, и популяризация агрессии. Граждане нашей страны все чаще говорят о недоверии к действующей власти, возмущены ростом цен на коммуналку, продукты и лекарства, однако, рады «навалять пендосам по самые помидоры». Слово «война» прочно поселилось в головах у многих соотечественников, и меня это пугает. Я недавно прочитала книгу замечательной писательницы Наринэ Абгарян «Дальше жить». Книга эта рассказывает о тех, кто пережил войну, и о тех, кто нет. Рекомендую прочитать ее всем, а в особенности тем, кто поддерживает военные действия на территории любой страны. Информационная война уже идет, но готовы ли мы к последствиям реальной войны?